«Хотя в этой книге говорится про смех, смеяться читателю придется не так уж часто. Но, пробираясь ее путями сквозь темноту, он будет, сколько бы ни кружил, все ближе и ближе подходить к свету».
Джеймс Крюс. Тим Талер, или Проданный смех
Главная / Дневник А. Бессонова (online-редакция) / Дмитрий Веков (Программа «Атмосфера», «Просто Ради.О»): «Не бойтесь произносить вслух слово — «миссия». Оно не всегда означает шизофрению» (КНР, Шанхай).

Дмитрий Веков (Программа «Атмосфера», «Просто Ради.О»): «Не бойтесь произносить вслух слово — «миссия». Оно не всегда означает шизофрению» (КНР, Шанхай).

24 июня 2013 | 22:13


Интересное кино получается с этим «Ентырьнетом». Не отрывая афедрон от стула в Шанхае, можно легко общаться с товарищами, которые находятся на расстоянии каких-нибудь 7-8 тысяч километров от тебя. А потом, совершив маленькую победу над собственной ленью, конспектировать самые интересные моменты общения в любом удобном формате — текст, аудио, даже видео — и делиться ими с тем, кто бороздит медиапространство в поисках единомышленников.

Иногда (да какое там «иногда» — часто, очень часто!) я даже ловлю себя на мысли о том, что я непростительно много времени уделяю этому дистанционному общению — и непростительно мало контактирую с замечательными людьми, которые живут рядом, буквально в соседних комнатах. Такой вот элегантный способ эскапизма. Вроде бы ты и с социумом контакт не теряешь, но по факту твои навыки человеческого общения без кнопок под пальцами и скайпа на мониторе уверенно сходят на нет.

А любить нужно — живых. И общаться — с живыми. Эх...

Следующий собеседник, впрочем, настолько интересен как для меня лично, так и для многих меломанов на территории (без преувеличения!) СНГ, что, занимаясь подготовкой интервью с ним, я нисколько не печалился по поводу виртуальности формата нашего общения. Тем более, что актуальных информационных поводов для нашего диалога подвалило столько, что интервью никак нельзя было перенести до момента географического сближения с интервьюируемым.

Итак, на связи Дмитрий Веков — «серый кардинал» украинской неформатной музыки. И, в общем-то, один из тех редких неформатных «серых кардиналов» отечественной сцены, плодам трудов которого повезло быть востребованными широкими массами слушателей.

Дима — арт-директор группы «Flёur», один из кураторов лейбла CardioWave. А ещё он 17 лет подряд каждый четверг будоражит эфир одесского «Просто Ради.О» передачей с волшебным названием «Атмосфера».

В последний четверг мая «Атмосфера» отметила очередной День Рождения. К празднику мы с Димой подготовили специальный эфир программы, в которой я нахальным образом заменил ведущего. Веков из эфира, впрочем, тоже никуда не делся — он лишь пересел в кресло собеседника, поведавшего мне «страшные тайны» из жизни передачи.

На днях Дима отметил собственный День Рождения. В честь этого замечательного события мне пришла в голову мысль подготовить письменный вариант нашего интервью. Он почти «в копейку» дублирует то, что происходило в радиоэфире «Атмы» в конце мая. Но, как говорит моя двоюродная бабушка, хороший анекдот можно послушать дважды. Тем более, в разных вариантах восприятия.

Дмитрий Веков (Программа «Атмосфера», «Просто Ради.О»): «Не бойтесь произносить вслух слово — «миссия». Оно не всегда означает шизофрению» (КНР, Шанхай).

В канун лета 1996 года на волнах «Просто Ради.О» впервые прозвучали позывные программы «Атмосфера». Со временем передача, каждый четверг взрывавшая полуночный эфир коммерческой станции треками The Smiths, Cocteau Twins и Joy Division, стала известна многим украинским поклонникам «другой» музыки.

Несмотря на более чем очевидную неформатность контента, «Атмосфера» вошла в число редких долгожителей медиапространства. Передача выходит до сих пор, храня верность однажды избранному курсу на альтернативный репертуар.

Семнадцать лет спустя, в честь Дня Рождения «Атмосферы», мне показалось уместным поговорить об истории передачи с Дмитрием Вековым, её бессменным автором и ведущим. Дмитрий — одна из ключевых фигур «административного аппарата» лейбла Cardiowave и группы «Flёur». Но в своём плотном графике он по-прежнему находит время для того, чтобы в четверг, полночь продолжить «атмосферный» рассказ о деятелях неформатной сцены.

О масс-медийном прошлом Дмитрия Векова большинству известно немногое. Лично я помню лишь какие-то отрывки из одесских телевизионных передач о музыке с твоим участием. Расскажи, пожалуйста, о том, как тебя «затащило» в безумный мир средств массовой информации и кратко опиши основные вехи своей «доатмосферной» карьеры музыкального обозревателя.

«Затащило», действительно, довольно неожиданно. Перефразируя знаменитое: «На его месте должен был быть я», признаюсь: на моём месте должен был быть другой человек. Я рассматривался лишь как информационный спонсор — человек с внушительной по тем временам коллекцией видеоматериалов на тему независимой музыки.

В день, когда моим друзьям предстояла встреча с главным редактором одесского «Седьмого телеканала», — он назывался «Седьмым», хотя, насколько я помню, был единственным — они разругались по какой-то нелепой причине. Один из них — тот, что понастойчивее — пришёл ко мне с предложением сходить на собеседование вместе.

Мы вооружились журналом «Экзотика» с Уорхоловским бананом, прихватили парочку кассет с клипами Coil, Swans и Einsturzende Neubauten... Подробностей разговора с заслуженным редактором одесского телевидения Ириной Леонидовной Падориной уже не помню. Запомнилась только её фраза, произнесённая после просмотра роликов. «Что ж, — сказала она, — я в этом ничего не смыслю. Но, по-моему, это поинтереснее всех этих скачущих негров». Это было начало 94-го, с экранов мелькали бесконечные Dr. Alban, 2 Unlimited и прочие «I like to move it, move it»...

В общем, нам предложили попробовать. Программу назвали «Игра в четыре руки», выходила она, почти как «Утренняя почта», в 11 утра по воскресеньям. Передача просуществовала полгода, потом канал закрыли. Через время мы запустили проект «Индиго» на другом канале.

Летом 1995-го я остался в «Индиго» один. Тогда же мне предложили писать в газете «Глас», которую делал небезызвестный Влад Мицовский. В начале осени 1995-го на радио «Глас» вышла моя программа «Спи спокойно, Одесса». Так, вкратце, выглядит моя «доатмосферная» карьера.

При каких обстоятельствах появилась программа «Атмосфера»?

По сути, «Атмосфера» стала прямым продолжением того, что происходило в «Спи спокойно, Одесса». На «Гласе» не особо понимали, зачем им такая программа. Поэтому я недолго раздумывал, принимая приглашение от «Просто Ради.О». К тому же за последние два года я привык к мысли, что мигрировать с канала на канал вполне нормально.

Чем обусловлен был выбор именно такого названия для передачи?

Название передачи, скорее, связано с содержанием одного из писем в «Спи спокойно...», нежели с одноимённой песней Joy Division. Хотя, конечно, против песни я тоже ничего не имею.

Поклонникам «Атмосферы» известен тот факт, что, помимо Дмитрия Векова, над программой с первых её эфиров ударно трудится звукорежиссёр Сергей Ломановский. Если я не ошибаюсь, это ведь именно ты «втянул» Сергея в мир звукорежиссуры, оторвав его от трудобудней в научно-исследовательском институте?

Ну, «втянул» — громко сказано. Серёжа экспериментировал со звуком задолго до прихода на радио. Стала чуть ли не легендарной история о том, как, кажется, ещё в школьные или студенческие годы он записывал на бобинный магнитофон специально посаженную в бутылку муху, а затем расщеплял её жужжание по каналам. Надеюсь, я ничего не перепутал)

С Серёжей мы познакомились на одесской сходке меломанов. Он, кажется, довольно внимательно следил за происходящим в «Спи спокойно, Одесса». Поэтому, когда стал вопрос о том, кто бы мог работать над «Атмосферой», я предложил кандидатуру Сергея.

С какими техническими и человеческими проблемами чаще всего сталкивались Веков и Ломановский в первые годы существования программы?

Бывало всякое... И CD-проигрыватели «глючили», и компьютер маломощный «вис», и по ночам программу ваяли, и в выходные...

Самое омерзительное, конечно — когда во время творческого процесса в студию врываются рекламные агенты с требованием срочно найти ролик или, ещё чего хуже, записать его. Это очень изматывает. Возможно, не совсем корректно проводить подобную параллель, но при этом возникает ощущение, будто бы во время родов кто-то заталкивает плод назад. Бр-р-р-р!.. Неприятно вспоминать даже, скольких нервов это стоило.

Бывали ли моменты, когда «Атмосфера» находилась под угрозой закрытия? Как удавалось преодолеть кризисные ситуации?

Угрозы закрытия, как таковой, не было. Однажды просто было сказано: смысла финансировать некоммерческую программу не видим, ищите спонсоров. Вначале мы так и сделали — в течение года в «Атмосфере звучала реклама кувшинов для очистки воды.

Когда вы с Сергеем поняли, что «Атмосфера» — передача, которая нужна людям? Что или кто помог этому пониманию прийти к вам?

Как-то постепенно, наверное... На самом деле, уже во время перехода с «Гласа» на «Просто Ради.О» я был уверен в необходимости программы. Эта уверенность очень помогла мне — в том числе, в общении с тогдашним программным директором «Просто Ради.О» Андреем Доманским, в моих с ним образных спорах:

— Вот, мол, стоит на столе бутылка. Как привлечь к ней внимание зрителя?
— А если, — говорю я, — внутри этой бутылки пламя загорится?!
— Упаковка нужна, понимаешь?! Яркая красочная обёртка! — присоединялись к Андрею гении-креативщики Владики: Плахов — Царство ему Небесное! — и Ворожбиев.
— Да нет же! — спорил я. — Главное — то, что внутри!

Довольно забавно... Откуда во мне столько уверенности было, до сих пор не пойму.

Мне мало что известно о концертных вечерах «Атмосферы», кроме того, что из них впоследствии вырос лейбл Cardiowave, а также ряд наиболее интересных его музыкальных коллективов. Не углубляясь в «новейшую Кардиоисторию», расскажи, пожалуйста, о том, как появились, как проходили эти концертные мероприятия.

Ныне покойный Вова Коротков, актёр одесского театра «Tour De Force», обратился ко мне, кажется, в конце 1998 года по поводу использования фрагмента «Атмосферы» в одном из своих спектаклей.

При дальнейшем общении часто обсуждался некий закрытый вечер для слушателей программы. Он и состоялся в конце февраля 1999 г. Второй — через год в марте 2000. Там и стартовали «Flёur». Но это, как говорится, совсем другая история...

«Атмосфера» — программа некоммерческая. Однако нет ничего плохого в том, чтобы некоммерческий проект зарабатывал деньги, дабы самостоятельно помогать себе развиваться, выходить на качественно новый уровень. Были ли попытки как-то «монетизировать» передачу?

По большому счёту, программа стартовала при некоторой финансовой поддержке. Тогда это был «CD Club» — уже несуществующий легендарный магазин, где можно было купить или записать многое из того, что звучало в «Атмосфере». Правда, финансирование это продолжалось всего несколько месяцев.

До 2004 года мы с Сергеем получали ставку, потом в течение года были «кувшины» — и всё, вот и вся монетизация. Больше ничего не предпринималось.

Программа десять лет, как выходит на энтузиазме. Это не жалоба, не бравада и даже не сигнал для потенциальных спонсоров) Просто констатация факта.

Редким телевизионным и радиопередачам украинского производства удаётся продержаться в эфире более двух лет. «Атмосфера» держится на плаву с 1996 года. В чём секрет столь долгой жизни, позавидовать которой могут многие откровенно коммерческие медиа-проекты?

Э-м-м-м, мне всё-таки больше нравится думать, что «Атмосфера» не держится на плаву, а парит где-то там, высоко))

Секрет, говоришь? Сам недоумеваю. Но хотел бы уточнить, что именно тебя удивляет: терпение руководства коммерческой радиостанции — или моё упрямство? Если честно, секрета я не знаю. Ну, правда!

Можно, конечно, произнести банальные слова о любви к музыке, к слушателю, о чувстве ответственности и целеустремлённости... Кто его знает: может, это и не так банально всё. Есть, наверное, в этом долголетии некоторая патология — 17 лет на одном месте!

С другой стороны, ты ведь в курсе, что не всё так однообразно, как кажется. Есть «Атмосфера», есть «Flёur», есть лейбл. Что-то постоянно происходит.

Какие твои мечты осуществились благодаря тому, что ты создал программу «Атмосфера»?

Сейчас сложно сказать, какие МОИ мечты осуществились. Тогда, когда всё только начиналось, у меня и вправду была мечта поделиться, познакомить людей с тем, что близко и важно для меня. Поиск единомышленников, родственные души — это всё оттуда, из тех времён. Иногда я сам удивляюсь своей наивности...

Точно могу сказать, что никаких мечтаний о карьере радиоведущего, который будет заниматься продюсированием групп и организацией концертов, у меня в помине не было.

Чьи мечты смог осуществить ты с помощью собственной радиопередачи?

Ну, это всё-таки вопрос к слушателям: к тем, кто был, к тем, кто остаётся... Я вовсе не претендовал и не претендую на роль сказочника, исполняющего желания. Хорошо, если кто-то открыл для себя что-то интересное. Замечательно, если для кого-то программа была чем-то важным.

В чём ты видишь почётную миссию «Атмосферы» во времена, когда бесплатный скоростной интернет и терабайты музыки доступны каждому зеваке, прохлаждающемуся с планшетом в руках неподалёку от точки Wi-Fi-доступа?

Знаешь, я об этом не задумываюсь.

Если бы я, допустим, сделал перерыв лет на десять в нулевых и вернулся с «Атмосферой» только недавно, то, наверное, почувствовал бы, как всё изменилось по сравнению с девяностыми. И то, что сейчас никого ничем не удивишь, и то, что сейчас так много музыки вокруг... В конце концов, я и сам, как это ни странно, пользуюсь этим самым «скоростным» и храню «терабайты».

К тому же, нельзя списывать со счетов тот факт, что, как человеку, работающему с живыми музыкантами, мне всегда есть, что поставить и в качестве эксклюзива — до того, как оно попадёт в сеть. Хотя на этом я не зацикливаюсь.

Вот такая она — моя «почётная миссия»... Кстати, недавно довелось общаться с одним известным одесским врачом-психотерапевтом. Долго на пальцах я пытался объяснить ему суть моей деятельности: зачем это всё мне и т.д.

Он слушал, слушал — и внезапно заметил: «Вы не бойтесь произносить вслух это слово — «миссия». Оно не всегда означает шизофрению».
До-о-о-олго я смеялся! Но всё-таки так его и не произнёс...

ЛПН feat. Антон Бессонов. Я знаю всё о тебе (Suspense Version)
Познакомиться
список категории
  • Я вернулся (разминочная заметка) (г. Горловка Донецкой обл.) Легко вести публичный дневник, когда тебе двадцать пять. Сейчас сложнее. Сейчас тридцать два. Возраст обязывает к тому, чтобы действовать более обдуманно и экономнее расходовать свою глупость, какой бы притягательной она ни выглядела со стороны.
  • Сны (г. Горловка Донецкой обл.) За последние пару-тройку недель приснилось два сна, очень глубоко вскрывающих всё то, что внутри меня копошится и покоя не даёт. Самый свежий из них я посмотрел несколько часов назад, когда пришёл домой, прилёг на пять минут и, естественно, вырубился. Во сне я беседовал с родной сестрой. Жаловался на жизнь, которая якобы зашла в тупик.
  • Мысли (пос. Байрак, г. Горловка Донецкой обл.) В искусстве и частной жизни куда чаще работает принцип: «Лучше никак вместо как-нибудь», чем: «Лучше синица в руках, чем журавль в небе». Десять раз подумайте прежде, чем оказать человеку помощь из серии: «Тебе и так сойдёт: было-то вообще никак!» ОТКУДА ВЫ, Б..., ЗНАЕТЕ, КАК ОНО У НЕГО БЫЛО В ГОЛОВЕ, МЕЧТАХ И ОЖИДАНИЯХ?!
  • Любить на расстоянии (г. Горловка Донецкой обл.) Но иногда (кстати, не так уж редко) я радовался, когда обнаруживал в возлюбленной черты живого человека. Наверное, появление или не-появление такой радости и есть один из способов отличить мимолётную ветреную влюблённость от Любви.
  • Замок и ключ (пос. Байрак, г. Горловка Донецкой обл.) Только что вставил ключ в плохо известный мне замок. Ключ вроде бы прямой и исправный. В замочную скважину вошёл, как по маслу. Замок внешне тоже вполне себе прост. Кручу-верчу этот ключ в скважине — а он ни шиша не крутится и не вертится.
  • Зависть (г. Горловка Донецкой обл.) Летом прочёл «Зависть» Юрия Олеши и понял, что ни шиша там не понял.
  • Три-пять (пос. Байрак, г. Горловка Донецкой обл.) Всегда с пониманием относился к мальчику из анекдота, который на вопрос о том, сколько будет дважды два, отвечал с улыбкой: «Ну, где-то три-пять... Всегда ведь можно договориться, в конце концов!»
  • Одни и те же грабли (пос. Байрак, г. Горловка Донецкой обл.) После монолога о граблях — анекдот из жизни на закуску. Некий товарищ признался мне во время беседы по скайпу в том, что переживает период творческого кризиса (зная его, думаю, что это очень и очень ненадолго — впрочем, сейчас не об этом). Реплику о кризисе он завершил неожиданной просьбой.
  • О любителях и профи (пос. Байрак, г. Горловка Донецкой обл.) Сегодня со шваброй в руках выловил из Космоса несколько мыслей о любителях и профи.
  • Мысли о жадности (пос. Байрак, г. Горловка Донецкой обл.) Если кто-то из вас получил от меня что-либо в продолжительное безвозмездное пользование либо и вовсе в подарок, не спешите причислять меня к числу щедрых людей. Я просто спасаю свои натруженные плечи от очередной ноши, от очередного нависшего над ними Дамоклова меча.
  • Рецепт успеха: себя и вовремя (Украина/ДНР, Горловка Донецкой области) Слушая рассказчика, я вдруг понял: себя и вовремя — это шикарный успех рецепта. Можно сказать, специально для меня сочинённый.
  • Автотренинг, история о кошке (Украина/ДНР, Горловка Донецкой области) Пиши! Не откладывай! Представь себе хирурга-прокрастинатора, пожарного-прокрастинатора, сантехника-прокрастинатора... Нравится? То-то!
  • Живущие в сети (Украина/ДНР, Горловка Донецкой области) Когда засидишься в интернете, — особенно в социальных сетях — начинает казаться, будто ты не живой человек, а нечто нематериальное, существующее только в виде контента, тобой в онлайнах продуцируемого.
  • О творческом коллективе и творческой шизофрении (Украина/ДНР, Горловка Донецкой области) Как-то по дороге в Байрак слушал в плеере Алексея Рыбникова. И в очередной раз ясно понял, что талантливое произведение часто и густо пишется не по зову сердца, а по поводу, пришедшему извне. Музыка к кинофильмам, которые озвучивал Рыбников, в большинстве случаев великолепна. И в большинстве случаев написана по заказу. Думаю, ещё и через сто миллионов правок пропущенная.
  • «Кобылы» из чужой юности (Украина/ДНР, Горловка Донецкой области) «...Конечно, мы, перепуганные пятнадцатилетние хлыщи, зассали продолжить общение с девчонками вне рамок мероприятия. И, сбившись в кучку, отдалились от них, обсуждая что-то своё, "пацанячье". Какие-то видеоигры, книги, фильмы, прочую чушь... Девчонки, в свою очередь, тоже собрались в одну девичью компанию и, хихикая, пошли в противоположном от нас направлении».
  • «...У серьёзного лица» (Украина/ДНР, Горловка Донецкой области) Как писал великий поэт степей Донбасса Олег Рамилиевич Миннуллин, «нет ни капельки значенья у серьёзного лица».
  • Ночной поезд до Лиссабона (Украина/ДНР, Горловка Донецкой области) Больше года тому назад посмотрел «Ночной поезд до Лиссабона». До сих пор под впечатлением.
  • Накипевшее (Украина/ДНР, Горловка Донецкой области) Глядя на сайт проекта «Тим Талер», на все эти титры и обложки, я всё чаще вспоминаю то, что сказал Мамонову Василий Шумов в процессе записи вокала для пластинки «Простые вещи». Мамонов кривлялся по привычке, а Шумов резонно заметил: «Петя, а перед кем ты тут, в студии, выпендриваешься?»
  • Селфи до нашей эры (Украина/ДНР, Горловка Донецкой области) Я переболел болезнью селфи ещё до того, как это стало мейнстримом. И ещё до того, как этот сор получил техническую возможность легко и непринуждённо выноситься в интернет из наших телефонных изб. Слава Богу!
  • Культурное прошлое (Украина/ДНР, Горловка Донецкой области) Вспоминая детство, я с удивлением думаю о том, что лет пятнадцать-шестнадцать назад в Горловке проходили всеукраинские (!!!) чемпионаты Украины по «Что? Где? Когда?» среди школьников. Детская газета «Скрепка», в которой я был корреспондентом, спонсировала их информационно. Едва придя в журналистику, я сразу же узнал, что такое «трое суток не спать ради нескольких строчек в газете». Никаких метафор: в течение трёх дней мы с коллегами готовили три выпуска фестивальной газеты — с картинками, вёрсткой и прочими наворотами. Было не до сна... Опечатки, перепутанные фамилии, скандалы локального значения — хм, а ведь у меня на самом старте была хорошая школа журналиста!
новости публикации

© 2011—2019 Арина Родионовна Продакшн.
Тим Талер. Все права защищены.
Создание сайтаIntraweb лого. Создание сайта в Донецке и Киеве. Имиджевые сайты.